07:21 

Рыцарь и принцесса.

Тайная жрица Баст
Жить - это искусство
- Я устал.
Рыцарь стянул с себя табард с весьма претенциозным символом - розой, растущей из сердца, - запыленный, местами порванный и давно уже не белый. Швырнул его в угол. Из угла что-то шуганулось, но рыцарь не обратил внимания. Он смотрел на хозяйку замка.
Повисла пауза.

- Ты можешь дать мне поесть хотя бы? - Рыцарь был раздражен. - Я умираю с голоду!
- Разве тебя не кормят те, другие? - Принцесса была бледна и рассержена не меньше. - Твой долг - помогать всем, кто в этом нуждается! От них тебе положена благодарность, питайся за их счет!
Рыцарь опешил. Подумал. Кивнул.
- Да. Да, ты права. Но... Ты плохо выглядишь, знаешь ли.
Принцесса передернула острыми плечиками. Ее платье, когда-то усыпанное драгоценностями, полиняло и замаралось. Все алмазы, рубины и сапфиры были спороты не совсем умелыми руками, и теперь местами на юбке зияли прорехи.
- И что с того?
- Такая обтрёпушка, как ты, не может содержать замок.
- КАК ты меня назвал?
- Обтрёпушка, - улыбнулся рыцарь. - Не слишком грубо?
- Эмм... Нет.
"Он не плохой человек и не имеет привычки обижать принцесс. Просто ему в очередной раз не повезло," - подумала принцесса и оглядела рыцаря.
- А ты зарос щетиной, эдакий ёжик! - Улыбнулась она в ответ. - И еще споришь за замок. Конечно же, тут должна быть я! Твой удел - дорога и подвиги!
- Но здесь все в грязи! - не унимался рыцарь.
- Если она тебе так мешает, может, пойдешь ко мне на полставки уборщиком? - Принцесса уперла кулачки в бока. - И вообще, мне тоже не нравится, но что поделать.
- Сделай что-нибудь! - взвыл рыцарь. - Это же ужасно! Пожалуйста, отдай мне замок! На него смотреть больно!
- А где буду жить я? - Всхлипнула принцесса, кусая губки от злости. - Я не могу путешествовать! И... Я вообще почти ничего не могу. Мне... У меня...
Рыцарь ждал, чуть подавшись вперед.
- У меня тоже нет еды, - проговорила она через силу, шепотом, а щеки ее болезненно покраснели.
- Но ты же живешь в замке! - Проговорил рыцарь с горечью. - У тебя есть прислуга и подданные! Как известно, тот, кто живет в замке, всегда имеет от него доход!
- Как оказалось, не всегда. Слуги разбежались, когда не стало балов и банкетов - некому было давать им на чай. Подданные, не видя хозяина, перестали платить подать. Все, что у меня есть - это котик. Котик! - Позвала принцесса и большой, усатый и пушистый кот заглянул в дверь.
- Отчего же он такой сытый? - Рыцарь оглядел животное с отвращением.
- Он просто кот. А котов любят все, и все дают подачки. Теперь, когда в замке нечего есть, он ходит развлекать людей на городскую площадь, и иногда у него получается принести мне что-нибудь. Если бы не он, я бы и вовсе умерла. Может, присядем? - И она опустилась на стул, когда-то обитый шелком, а сейчас покрытый какой-то тряпицей.

Стул в комнате тоже был совсем один.

По замку гуляли сквозняки. Приближалась зима. Тяжелая, насквозь пропылившаяся паутина шевелилась на потолке, как дождевая туча.
- Как такое могло получиться? - Рыцарь сидел на своем табарде у ног принцессы. - Или... Или ты не выполняла свой долг? Каков он?
- Награждать достойных, - всхлипнула принцесса. - Призревать слабых. Ну и много чего еще. Радовать глаз, услаждать слух, кормить досыта и любить во все сердце.
- Ты могла бы быть артисткой. Или циркачкой, - задумчиво проговорил рыцарь.
- Но я не хочу. Совсем не хочу! Где я призрею слабого, не имея крыши над головой?
- И то верно.
- Ты сам ушел из этого замка. Ты сказал, что я могу здесь быть и должна здесь быть! Почему теперь ты гонишь меня? Что изменилось? - Она посмотрела с мольбой.
Рыцарь задумался. Молчал долго.
- Может быть, я на самом деле трус? - Он смущенно колупнул каблуком пол. - Я совсем не против защищать людей. И не против быть честным, милостивым и добрым. Я даже могу совсем не бояться чудовищ и грязной работы, но... Я почему-то чудовищно от этого устаю. Люди ведь тоже разные. Я помогаю и тем, кто богат - и тогда меня кормят и дарят какую-нибудь безделушку, - и тем, кто беден. И знаешь... Когда помог тем, что отбил у бандита краюху хлеба для бедняка, как-то глупо отбирать ее в качестве платы.
- Это да, - кивнула принцесса. В комнату с хитрой ухмылкой на морде просочился кот. Сел у стенки, заслонив пушистой тушей принесенный сверток, расправил усы, прислушался. Рыцарь разговорился, рассказывал про свои подвиги и голодные ночи после них, а принцесса комкала в пальцах платок, изредка смахивая жалостливые слезы. Она была очень чувствительной и, наверное, неплохой принцессой - но совсем не умела управлять замками.

Против всех законов природы, грязненький уже платочек по мере рассказа рыцаря становился все белее, а вот принцесса - все суровее.

- Как можно позволять людям так над собой издеваться?! - Воскликнула она наконец, вскочив и топнув ножкой. Давно развалившиеся туфли в этот момент, словно заспанные солдаты, что при окрике вскакивают во фрунт, сумели собрать себя по ниточкам и снова стать крепкими, с шумными каблучками на подковках. - Ты сейчас рассказал мне, наверное, о десятке девиц, которых я знаю - им вполне было, чем тебя отблагодарить! Тебя просто надули, потому что ты честный и бескорыстный!
- Но ведь я не могу быть другим, - пожал плечами рыцарь, не отрывая взгляда от волшебных туфелек. - Иначе я буду плохой рыцарь. Хотя... можеть быть, я действительно никудышный, раз у меня все наперекосяк...
- НЕТ ЖЕ! - Из глаз принцессы брызнули уже не жалостливые, а самые настоящие злые слезы. Кот одобрительно мурлыкнул. Принцессы, даже самые нежные и прекрасные, должны и даже обязаны злиться, когда видят несправедливость, грубость и иные виды злокачественных социальных расстройств.

На не ожидавшего подобного поворота рыцаря посыпалось что-то твердое, размером не больше хлебного зернышка. Он зажмурился, но потом, приоткрыв один глаз, увидел перед собой на полу несколько алмазов. Небольших, но вполне себе чистой воды.

- Ты умеешь плакать бриллиантами? - Воззрился он на принцессу. Она была все еще очень зла, но теперь куда больше походила на правящую особу. Поджатые губки, чуть нахмуренные бровки и даже сжатые кулачки показались рыцарю безумно трогательными и беспомощными.
- Не уходи от темы! - Она шмыгнула носом. - Ничего такого я не умею специально. А ты не смеешь так о себе говорить! Ты... Ты ОЧЕНЬ ДОСТОЙНЫЙ. - Выговорила она с сердцем и теперь тоже поглядела на пол. - Мне нечем тебя накормить, но... Я должна исполнить свой долг и наградить тебя.
- Это несправедливо! - Возразил рыцарь. - Ты нуждаешься куда больше меня, ведь нет твоей вины в том, что ты не умеешь больше ничего, кроме как жить в замке. Это ты нуждаешься в помощи! - Решительно заявил он, стукнув по полу кулаком - и раздался добротный звон крепкой латной перчатки.
Кот пригнулся и прижал уши - но тут же вернул их в обычное положение, лишь тихонько чихнув. Наверное, от неожиданности.
- Это невежливо, проходить в комнату дамы, не сняв перчатки, - принцесса опустилась на стул, раскладывая по коленям расшитый золотом белоснежный платок. Видимо, для нее это тоже было неожиданно.
- Когда я проходил сюда, ее на мне просто не было, - рыцарь сжимал и разжимал руку. - Я давно променял перчатки на еду, я даже помню, в какой таверне. - Он оглядел и вторую руку, потом принцессу, платок... С усилием стянул перчатки. Встал.

- Я обязан быть с тобой и заботиться о тебе, потому что ты нуждаешься в помощи и поддержке. Ты принцесса моего замка, и я должен сделать тебя счастливой. Ты больше не будешь мерзнуть и голодать.
- Я принцесса этого замка и услада для достойного рыцаря. Все твои подвиги будут вознаграждены, ты получишь отдых, кров и еду и никогда больше не будешь скитаться.

Они стояли напротив друг друга и держались за руки. Белый платок лежал рядом с чисто-белым табардом без всяких там роз, сердец и иных проявлений слащавости.

Кот, усмехаясь в усы, взял в зубы сверток и, неслышно подойдя, потерся о ноги принцессы.
- Что ты принес? - Она взяла тяжелую увязку и посмотрела на карточку. - "Мое любимое дитя, я счастлива, что ты наконец на своем месте! Крестная фея Пинкомина". Это же от моей крестной! Пирог с мясом, вино и конфеты! Э-э... Только я не очень люблю мясо.
- А я - конфеты. Совсем-совсем не люблю, - заявил рыцарь, немного смущаясь. - И... Пинкомина - это МОЯ крестная фея.
Повисла неловкая пауза.
- Кажется, я знаю, где на кухне кружки, - сказала принцесса, подбирая длинное парчовое платье.
- Может, все же попробуешь пирог? - Рыцарь привычно потянулся к ножнам за кинжалом - не слишком украшенным, но отличной стали.
- Очень маленький кусочек, - быстро кивнула принцесса. - Я скоро!

Когда она вернулась, пирог был разрезан на три равных части, а рыцарь играл с котом бумажкой от конфеты, привязав ее к шелковому шнурку от рукава.

Вечерело. В камине ярко пылали дрова. А подступающая зима за окном стала совершенно несущественным явлением.

P.S.: Кот принцессы был существом очень воспитанным. И никогда не высказывался, пока его не спрашивали. Но, если бы его кто-нибудь спросил - он мог бы точно сказать, что Фея Белого Замка Серая Кошка Пинкомина - точно-точно именно ЕГО крестная.


Написано 02.11.2013

@темы: Творчество, Мысли внутрь, Курящий дурь во всем видит знаки

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Кошачий домик с рыбкой на крыше

главная